+7 (812) 385-74-12

+7 (495) 646-82-17

+7 (921) 940-04-84

Европа на волжских берегах

Еще лет десять назад жители обеих столиц – Москвы и родины президента – зачастую думали, что достойные образцы современной загородной архитектуры можно встретить только в их краях. Хотя довольно много готовых проектов находили свое воплощение от Сибири до черноморского побережья, об этом догадывались далеко не все.
Загородный коттедж в европейском стиле

Вину за данный информационный вакуум можно возложить на отечественные глянцевые журналы, посвященные рынку загородной недвижимости. Каждый второй из них пестрел фотографиями коттеджей с подписями: «Рублевка, Сосновка, Карельский перешеек, Сестрорецк» и т. п. На этом фоне публикации об удачных примерах загородного строительства где­нибудь в Новосибирске или Нижнем Новгороде казались чуть ли не сенсацией, как каналы на Марсе. Между тем коттеджи в различных регионах страны росли как грибы после дождя, и, глядя на иной комфортабельный особняк, построенный в 90-х годах прошлого века, порой начинаешь сомневаться, что коттеджные поселки Москвы и Петербурга являлись законодателями мод на рынке загородного строительства тех лет.

Эх, Самара-­городок!

Загородный коттедж в европейском стиле

За примерами далеко ходить не надо. Вот, скажем, проект самарского архитектора G-0957-0, разработанный, по меркам этого рынка, в доисторическую эпоху – в конце прошлого века. В годы, когда царствовал аляповатый помпезный стиль и по всей стране строились безвкусные кирпичные «дворцы» с башенками и флюгерами, архитектор из Самары умудрился спроектировать дом, который и сегодня не будет резать глаз, если вы встретите его где-­нибудь в Лионе или под Франкфуртом.

Такая вот обыкновенная Европа под Самарой.

Если не знать, что финальный облик этого дома зависел от внешнего вида другого коттеджа, дефицита стройматериалов в регионе, последнего памятника коммунизму в Самаре и множества других субъективных факторов, может показаться, что проект G-0957-0 представляет собой пример удачного воплощения фантазии архитектора с поправкой на вкусы заказчика. Но, впрочем, обо всем по порядку.

Архитекторы частных домов делятся на два типа. Первые предпочитают работать, что называется, с белого листа, создавая новый проект согласно своим представлениям о пожеланиях клиента.

Загородный дом по готовому проекту

Вторые, наоборот, просят заказчика самостоятельно (или с их помощью) подобрать коллекцию наиболее понравившихся иллюстраций из отечественных и западных архитектурных журналов, чтобы на ее основе разработать проект дома, максимально соответствующий отобранным «эталонам». В данном случае выбирать не приходилось. Заказчик пришел в архитектурную студию с совершенно конкретной задачей: «образец», на который ему хотелось ориентироваться, «произрастал» в одном из районов области.

Во время разработки проекта было учтено это пожелание, и в то же время принимались в расчет строительные возможности заказчика. А они были весьма невелики. Эпидемия повального дефицита, захлестнувшая страну в начале 90-х годов прошлого века, не обошла стороной и Самару. В то время частным застройщикам в этом городе был доступен только силикатный кирпич. Однако на помощь застройщику и архитектору неожиданно пришел… вождь мирового пролетариата.

Ленин и частная архитектура

Загородный коттедж

В январе 1892 года Владимир Ильич Ленин был зачислен в список помощников присяжных поверенных и стал выступать в Самарском окружном суде, где проработал три года. А на закате советской эпохи партийные бонзы приняли решение об увековечении факта пребывания Ильича в самарском суде путем строительства Ленинского мемориала в Самаре. Сказано–сделано.

Мемориал занял внушительную площадь: 2000 м2 экспозиционных, 1500 м2 выставочных площадей. Понятное дело, что далеко не все стройматериалы, привезенные из разных концов страны для возведения столь грандиозного сооружения, были использованы по назначению. Дело даже не в воровстве со стройплощадки. Просто одного красного кирпича к месту строительства мемориала завезли столько, что его хватило бы на музеи всех трех символов мировой революции. История любит подшучивать над своими героями. Кто бы мог предположить, что из красного кирпича, предназначенного для увековечения памяти главного ненавистника частной собственности будут строиться первые частные загородные коттеджи Самары, ни в чем не уступающие «буржуазным» образцам. Прошли годы, на месте Ленинского мемориала давно находится один из крупнейших выставочных павильонов региона, где проходят ежегодные автошоу и торговые ярмарки. А коттедж, построенный в 1992 году по проекту G-0957-0, и сегодня радует своих хозяев.

Особняк с пленэром

Частный дом

Чтобы посмотреть планы дома, кликните на изображение

Когда были сделаны первые эскизы, стало понятно, что новый дом получится совершенно непохожим на далеко не безупречный «образец», на который сориентировал архитектора заказчик. Этому в немалой степени способствовало использование именно красного «ленинского» кирпича для выполнения отдельных деталей фасада, так они здесь действительно «работали».

Участок для строительства имел достаточно ощутимый уклон, что было учтено при проектировании цокольного этажа и впоследствии – для проектирования ограждения.

Строительный объем, который предполагалось возвести, включал в себя, помимо дома, так называемый «пленэр» – площадку для отдыха и бассейн. На форму бассейна и расположение дома в значительной мере повлияло то, что на участке росли большие красивые деревья, спиливать которые и архитектору, и заказчику не хотелось. В результате дому пришлось немного «потесниться», чтобы уступить место природе. Таким образом, коттедж обосновался в северном углу участка, а бассейн из прямоугольного превратился в более интересный по форме. При этом ни одно дерева, как говорится, не пострадало.

Бассейн в загородном доме

Главную задачу, которую поставил перед собой архитектор исходя из бюджета проекта и особенностей участка, можно сформулировать так: максимум площадей минимальными средствами.

Именно поэтому была спроектирована крыша с большим уклоном, почти острая – под 45 градусов. В результате появились значительные по площади мансардные помещения с достаточно высокими потолками. Кабинет, расположившийся под крышей, сейчас является самым любимым местом хозяина дома. С одной стороны – «мне сверху видно все, ты так и знай», с другой – никто не мешает. С учетом того же принципа максимального обзора была запроектирована и кухня, из которой хозяйка дома, занимаясь делами, может наблюдать практически за всем прилегающим участком. Окна выходят сразу на три стороны: одно – непосредственно на крыльцо дома, два других – в сад.

Интерьер спальни

Расположение спальни в полумансардном этаже поначалу вызывало сомнения у хозяев, но на практике оказалось, что сложные по форме окна, ориентированные на восток, хорошо освещают комнату и в то же время не дают возможности наблюдать с улицы личную жизнь обитателей спальни.

Интерьер гостиной объединен с пространством отдыха на улице. Камин – главный элемент комнаты – развернут в сторону входа с террасы. Входя в гостиную, вы первым делом видите уютное пламя камина, сразу «включая» эту картину в свое восприятие пространства.

После появления «первой ласточки», построенной по проекту G-0957-0,

Камин в загородном коттедже

появилось немало примеров его реализации в различных вариациях. По мнению архитектора, возможности модернизации проекта еще далеко не исчерпаны: «остается образ, но можно поменять и экстерьер». Уже построен зеркальный вариант G-0957-0, дом без цокольного этажа, кроме того, известен успешный пример трансформации этого проекта под дачу. 

А хозяева самого первого дома не останавливаются на достигнутом, продолжая осваивать земельный участок. Совсем недавно его украсила новая, абсолютно индивидуальная по стилю ограда. Появились и другие элементы ландшафтной архитектуры. И сейчас, когда процесс благоустройства территории близок к завершению – изготовлены фонари и крюки для растений, высажены цветы, сооружена альпийская горка, а стены дома оштукатурены

(детали фасада благодаря этому стали еще заметнее), – коттедж словно зажил новой жизнью. Жизнью европейского поместья XXI века на волжских берегах.