+7 (812) 385-74-12

+7 (495) 646-82-17

+7 (921) 940-04-84

Усадьба на склоне

Выбирая проект своего будущего дома, необходимо учитывать, на каком рельефе он будет строиться. Считается, что проще всего проектировать и строить дома, предназначенные для ровной местности. А участок со сложным рельефом многие застройщики воспринимают как наказание. Многие, но не все.
Загородный дом по готовому проекту

 

Два объема дома связаны между собой, но каждый имеет свой вход и свою лестницу.

Проект I-0758-0
Большие окна главного фасада собирают весь солнечный свет, благодаря чему даже в пасмурную погоду в спальнях второго этажа светло. Второе окно одной из спален – круглое, оно играет завершающую роль на закрытом фасаде, собирая в единую композицию окна прихожей и квадратные окна лестницы. Ловит последние вечерние лучи.

Арки, ниши и окна разной формы придают орнаментальную декоративность интерьерному пространству.

Интерьер загородного дома

ИнтерьерИгра с геометрическими формами, начатая на фасаде, находит продолжение в интерьере.

ДОСЬЕ

Местоположение: 50 км от Самары
Назначение дома: для постоянного проживания
Тип проекта:готовый
Строительная технология: традиционная
Способ строительства: путь Б (см. Школу Застройщика)
Период строительства: март 2002 – март 2003
Финансирование частное
Площадь участка: 1600 м2
Общая площадь дома: 416 м2
Жилая площадь: 156 м2
Стоимость участка: $80 000
Стоимость строительства: 7 800 000 руб.
Общая стоимость: около 10 млн руб.

Проект усадьбы на склоне был разработан самарским архитектором Андреем Смирновым на базе проекта D-0460-0. Он отличается от своего «предшественника» по размерам, набору помещений (прибавились блок русской бани на первом этаже и большой зал на втором) и наличием цокольного этажа. Кроме того, в результате посадки на сложный рельеф коттедж приобрел многоярусные веранды и балконы.

– Заказчику нужен был дом для постоянного проживания семьи из четырех человек, с возможностью размещения большого количества гостей в летний период, – рассказывает архитектор Андрей Смирнов. – Также необходимо было учесть рельеф местности, видовые точки и окружающую застройку.

Непременное условие – наличие «развитой» бани с русской печью и комнатой отдыха. Мы приняли решение расположить дом в максимально высокой точке участка площадью 16 соток. Таким образом, перед (или даже под) домом образовался большой «партер», что позволило визуально объединить участок с окружающей местностью – заливными лугами.

«Посадка» дома на участке со сложным рельефом всегда имеет свои особенности. В то же время существуют некоторые общие правила, на которые стоит обратить внимание.

Так, если участок расположен на южном склоне, дом лучше построить на высоком месте. На восточном и западном склонах дом располагают у северной границы участка, как можно выше.

При наименее удачном рельефе, с понижением к северу, специалисты рекомендуют строить дом ближе к западной границе, посреди склона, возможно даже на подсыпке. В данном случае застройщику достался наиболее выигрышный вариант – участок на южном склоне. «Подняв» дом по горе выше, архитектору удалось сохранить панораму Жигулевских гор из всех жилых помещений. А меридиальная ориентация коттеджа (глухая стена, где расположена баня, выходит на север) позволила максимально использовать преимущества естественного освещения. 

Одной из самых ярких «примет» усадьбы с видом на Жигули являются веранды. На первый взгляд наличие двух веранд для одного дома может показаться излишним, но при более близком знакомстве становится ясно, что веранды не только связывают дом с окружающей природой, но и решают определенные функциональные задачи

(причем каждая – свою!). На первой веранде, расположенной ближе к кухне, семья завтракает утром, а в обеденное время в ее тени любит отдыхать отец семейства. Вторая, верхняя веранда превращается в летнюю гостиную на открытом воздухе, здесь принимаются многочисленные гости, которые не мешают старшим членам семьи отдыхать.

Рельеф наложил отпечаток как на планировку дома, так и на его фасад. В холле жилой части появились лестницы, а внутреннее пространство стало многоуровневым. Большие окна на южном фасаде открывают максимальный обзор главной местной достопримечательности – Жигулевских гор. А «разлапистая» крыша объединила дом с горой.

Дом состоит из двух объемов, которые тесно связаны между собой и в то же время могут существовать независимо друг от друга.

Каждый имеет свой вход, свою лестницу и свои санитарно-гигиенические блоки. Одна часть дома, расположенная на более низкой отметке, является полностью жилой, вторая – частично: основными помещениями здесь являются парная, моечная и комната отдыха. Мансарда жилой части представляет собой полноценную спальную зону дома. Смежная же с ней мансарда может иметь самое разное назначение, в зависимости от фантазии и возможностей хозяев.

– Строительство дома началось ранней весной, – вспоминает Андрей Смирнов. – Глубина заложения фундаментов – 1,7 м от уровня земли, а глубина промерзания – 1,2 м.

Строителям удалось смонтировать фундамент на незамороженный грунт (в противном случае фундамент мог бы треснуть при эксплуатации). В первые летние месяцы была заложена кладка, а к августу строители поставили крышу и «закрыли контур», выполнив все «мокрые» работы (заливка стяжек полов и оштукатуривание стен). С августа по сентябрь дом «сох» в естественных условиях, что очень важно для коттеджей с вентилируемыми кровлями. В результате утеплитель кровли, с одной стороны, не набирал излишки влаги, а с другой – успевал отдавать накопленную влагу в воздух. Тем временем велся монтаж отопления и водопровода, а в октябре была запущена система отепления и начались основные работы по отделке. А Новый год заказчик встретил уже в новом «родовом гнезде».

Конструктивно дом выполнен на сборном железобетонном фундаменте с монолитным поясом в отметке перекрытия 0.000, что придает жесткость конструкции и перераспределяет (уравновешивает) нагрузки в случае осадки. Стены сложены из силикатного кирпича. Наружная верста – московская кладка, а между наружной верстой и основным телом кладки размещен утеплитель ПСБ–С–40 – вспененный полистирол, в народе называемый пенопластом.

– Заказчик проекта – человек высокообразованный, но по роду своей деятельности не связанный ни со строительством, ни со стройматериалами очень внимательно отнесся ко всем моим советам, – отмечает Андрей Смирнов. – Решение по выбору строительных материалов и конструкций было принято нами совместно, а качество приобретаемых стройматериалов заказчик контролировал лично.

Наверное, каждому хочется видеть в собственном доме своеобразное отражение своей личности, знак хорошего вкуса и соседям пример.

Удачный проект коттеджа для сложного рельефа решает эту задачу как нельзя лучше: наличие естественного склона позволяет создать оригинальное здание с необычной внутренней планировкой и достаточно выразительной архитектурой.

Мы не будем осуждать тех застройщиков, которые стремятся «посадить» на склон проект, предназначенный для плоского рельефа. При условии наличия достаточно профессиональных подрядчиков и (или) авторского надзора подобная затея может увенчаться успехом. Однако многие архитекторы считают, что отказываться от преимуществ, которые раскрывает перед застройщиком сложный рельеф, не стоит. Да, дом на склоне строить сложнее, чем на «плоскости», и проект с учетом особенностей конкретного ландшафта подобрать не так просто. Но, тем не менее, средства, которых требует выравнивание участка, лучше все-таки вложить в строительство.

Коттедж в роли Мюнхаузена

Историю о том, как барон Мюнхаузен вытащил себя за косичку из болота, знает каждый. Примерно такую же задачу нередко приходится решать архитекторам загородных домов, разрабатывающих проекты коттеджей для участков с высоким уровнем грунтовых вод.