+7 (812) 385-74-12

+7 (495) 646-82-17

+7 (921) 940-04-84

Интервью с архитектором Рудольфом Финстервальдером

Дипломированный инженер Рудольф Финстервальдер, родился в 1966 году, женат Архитектор Рудольф Финстервальдер родился в Розенхайме в 1966 году, живёт и работает в Штефанскирхене и Берлине, Германия. С 2000 года Финстервальдер вместе со своей женой Марией Хосе Финстервальдер руководит архитектурной мастерской. По его проектам, сфокусированным на изучении природных форм и структур, построены различные здания в Европе. Призы и награды Финстервальдера включают стипендию за победу в немецком конкурсе Римский приз 2007 года и, совместно с Альваро Сиза, Специальный приз конкурса Wienerberger Brick Award 2010. Он представлял свои работы на 9-м и 11-м Архитектурных биеннале в Венеции (2004 и 2010 годы), на выставках Нью-Йоркского отделения Американского института архитекторов в 2005 году, Фонда «Остров Хомбройх» (2005 г.), Музея Людвига (2008) и в выставочном комплексе «Дом Мартина Гропиуса» (2008 и 2011 годы). Рудольф Финстервальдер окончил курс архитектуры интерьера в университете прикладных наук «Высшая специализированная школа Розенхайма» и курс архитектуры в Берлинском техническом университете.
Архитекторы Рудольф Финстервальдер и Алваро Сиза

Рудольф Финстервальдер и Алваро Сиза. Фотограф Kaido Haagen

Господин Финстервальдер, два года назад Вы вместе с Альваро Сиза получили специальный приз конкурса Brick Award 2010 за Музей архитектуры Фонда «Остров Хомбройх». Что эта награда означает лично для Вас?

Финстервальдер: Важно отметить, что, по сравнению с другими премиями, эта присуждается по результатам очень квалифицированного отбора. Для репутации награды решающую роль играют, с одной стороны, превосходная работа прессы и сопроводительная книга, а с другой стороны — правильный процесс отбора. Два года назад я познакомился с этой процедурой в качестве архитектора, а в нынешнем году я вновь убедился в её высоком уровне, но теперь уже в роли члена жюри. Компания Wienerberger очень серьёзно относится к процессу отбора и не оказывает на жюри никакого влияния. И это важная предпосылка для справедливого и правильного выбора победителей, за что премию Wienerberger Brick Award так уважают в архитектурном мире. Премия Wienerberger Brick Award -вещь абсолютно фантастическая.

В этом году Вы являетесь одним из пяти членов жюри конкурса Wienerberger Brick Award. Как Вы чувствуете себя в этой роли?

Финстервальдер
: Вместе мы очень гармонично поработали. Нам всем понравилась наша роль членов жюри, и мы быстро и единодушно выбрали проект-победитель. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить компанию Wienerberger за превосходный выбор состава жюри на основе принципов компетентности и квалификации его участников.

Спецприз Хомбройх

Спецприз Хомбройх. Фотограф Kaido Haagen

Для Музея архитектуры Фонда «Остров Хомбройх» Вы использовали облицовочный кирпич, снятый со снесённого здания. Какова была цель?

Финстервальдер
: Мы решили использовать облицовочный кирпич, стеновые блоки и кирпич для мощения, потому что в том регионе существует прекрасная традиция кирпичного строительства. Получаешь особое удовольствие, работая со строительным материалом «родным» для этой местности, который сливается с ней в гармоничное целое. Мы хотели, чтобы наш проект напоминал людям о многочисленных зданиях покойного художника Эрвина Хеериха и о кирпичных виллах архитектора Людвига Мис ван дер Роэ, которые располагаются в окрестностях. Вторичное использование кирпича в качестве строительного материала имеет особую ценность, поскольку это природный материал.

Неровности кирпича в сочетании с широкими швами подчёркивают монолитный характер здания. Скульптурная составляющая архитектуры очень важна как для Альваро Сиза, так и для меня.

Спецприз Хомбройх

Спецприз Хомбройх. Фотограф Kaido Haagen

Рассматриваете ли вы Вашу изданную в 2011 году книгу «Форма следует за природой» (Form Follows Nature) в качестве логического продолжения Вашего подхода — объединения архитектуры и природы? Можете передать содержание книги несколькими словами?

Финстервальдер: В моей книге я рассматриваю органическую архитектуру, которая означает включение всех существенных параметров здания в процесс планирования. Речь идёт не только о технических, социальных и климатических параметрах здания, но также о многих других, образующих единое целое, единый организм с ландшафтом, местностью и живущими там людьми.
Человек всегда воспринимал природу как пример, как цель и идеал совершенства, к которому необходимо стремиться. Природа во многих отношениях является для творческого человека источником идей, но также неким противопоставлением его собственной работе. Образцом для подражания служат энергетически и конструктивно оптимизированные формы, которые мы встречаем в природе, а также её приспособляемость и разнообразие. Из богатого содержания природы черпают знания и вдохновение учёные-естествоиспытатели, инженеры, архитекторы и художники.

Какие материалы Вы предпочитаете использовать в своей работе? По каким критериям делаете выбор? В какой мере учитываете экономический аспект?
Финстервальдер: Интереснее всего мне работать с природными материалами, такими как древесина, природный камень или кирпич. Последний — это честный материал, предлагающий массу возможностей. Мне нравится дисциплина, которую необходимо соблюдать, работая с кирпичом, а также высокоточное планирование с учётом размеров кирпича, благодаря чему здание приобретает приятный глазу гармоничный внешний вид. Конечно, совершенно необходимо принимать во внимание затраты на строительство. Мы всегда стремимся реализовать экономически оправданный проект, хотя в дополнение к затратам мы также должны рассматривать и вопрос качества. Для проекта в Хомбройхе мы совместно с застройщиками решили использовать пустотелые стены с задним вентилированием и фасадом из облицовочного кирпича. Безусловно, это не самая дешёвая система, но, определённо, одна из лучших.

Спецприз Хомбройх

Спецприз Хомбройх. Фотограф Kaido Haagen

С Вашей точки зрения, какими особыми свойствами обладают кирпич и блоки в качестве строительного материала? Какие новые разработки Вы бы хотели увидеть?

Финстервальдер
: Фантастическая разработка, о которой я постоянно говорю слушателям, когда выступаю перед аудиторией в качестве приглашённого лектора. Теперь я как архитектор вновь могу построить монолитную каменную стену. Это процесс нанесения минеральной штукатурки на поверхность кирпича, который уже не нужно изолировать композитной теплоизоляционной системой, как было раньше. Термоизоляцию получают, используя стеновые блоки в качестве строительного материала, теперь полностью раскрывающего свой потенциал. Кирпич, являясь природным материалом, дышит, а также поглощает и выделяет влагу, чем способствует созданию комфортного климата в помещении. Это фантастическая и, видимо, ещё не до конца оценённая возможность в современной архитектуре с использованием кирпича и стеновых блоков. А если говорить о том, какое усовершенствование современного кирпича и стеновых блоков я бы хотел увидеть, то это оптимизированная устойчивость.

В заключение, предлагаю заглянуть в будущее. Каково дальнейшее развитие архитектуры, как на неё повлияют перемены в образе жизни, и сможет ли архитектура улучшить условия нашей жизни?

Финстервальдер
: Положительной я считают тенденцию к возрождению внимания к качеству частного жилищного строительства. Мы видим тенденцию к новому образу мышления — люди отказываются от дешёвых строительных решений, таких как композитные теплоизоляционные системы. А в архитектуре всё больший акцент делается на теме экологической безопасности, применении дружественных к окружающей среде строительных методов и на разумном использовании природных сырьевых ресурсов.

Я также вижу потенциал в области городского дизайна и социально-ориентированного жилья. Архитекторы всё больше учитывают изменившиеся жизненные ситуации, поскольку модель расширенной семьи, когда под одной крышей живут представители нескольких поколений, в наши дни уже нельзя считать нормой. Мы должны думать о новых формах проживания. Уже реализовано несколько начальных проектов, в которых в одной жилой модели объединяются несколько человек или застройщиков. Целью является создание жилищных кооперативов, включающих как частное пространство, так и общие зоны.

В Хомбройхе я сам участвовал в планировании для проекта под названием «лаборатория жилого пространства» (spaceplacelab). Это строительный проект, в котором люди живут и работают. Несколько семей, использующих преимущества расширенной семьи, такие как возможность организовать уход за детьми, возможность реализовать модель совместного использования автомобилей, наличие общих зон и многое другое. Одной из наших задач было ограничить застроенную зону максимум десятью процентами от всей территории. Мы предложили сконцентрировать всю застройку на жилых единицах такого же размера, как существующие жилые владения, а всё пространство между ними должно стать зелёной зоной. Для повышения индивидуальности жилых единиц мы запланировали строить их из разных материалов: одно из кирпича, другое из дерева, третье — из природного камня.

Элитарность в каждом слове

В последнее время много приходится слышать: «элитный загородный дом», «коттеджный поселок премиум класса». Под элитарностью в первую очередь подразумевают месторасположение дома, однородную социальную среду, бренд поселка, вид и стоимость дома. Однако часто при определении элитарности забывают самый, пожалуй, важный аспект. Это материал, из которого дом построен.